"Ломовая махинация" Германа Грефа

25 января 2012

"Ломовая махинация" Германа Грефа

Не секрет, что сейчас в мире во всю плещется вторая волна экономического кризиса. Греция просит помощи, американцы захватывают Уолтт- стрит, а правительства Германии и Франции втайне подумывают о том, как бы избавиться от своих южных «европейских друзей».

Россию лихорадит как и весь цивилизованный мир. Однако, пока что, экономические проблемы нашей страны не так заметны, как это было несколько лет назад. В 2008 году цены на нефть, газ, металл быстро летели вниз, а стабилизационный фонд таял, как снеговик на мартовском солнце.

Как ни странно, в то нестабильное время, когда банки лопались один за одним, некоторые близкие к правящей верхушке, государственные банки, смогли неплохо «подняться», используя трудности в экономике страны. Не зря же премьер- министр Владимир Путин заявил депутатам Государственной Думы, что: «Мы реально заработали на кризисе». К этим счастливчикам можно отнести и «Сбербанк» России, возглавляемый Германом Грефом - давним другом и соратником Владимира Путина.

Всё началось с того, что государственные банки, установив свою монополию в сфере корпоративного кредитования, сразу же начали «закручивать гайки» предприятиям, которые не имели чиновничьей «крыши». В марте 2009 года на совещании в Генеральной прокуратуре руководители силовых органов пообещали государственным банкам оказывать любую поддержку. После чего, правоохранительные структуры взяли под козырёк и принялись «мочить в сортирах», и без того изрядно подбитый кризисом, российский бизнес. Чтобы помочь им в этом деле, весной 2009 года Президент Медведев дал добро на принятие новой редакции закона о банкротстве, дающего широкие возможности для преследования и давления на предпринимателей.

Схема для отъёма собственности была выстроена, теперь, следовало найти объекты для атаки. Идеальными мишенями стали остатки независимого крупного бизнеса в России. С начала кризиса тесные объятия рейдеров «Сбербанка» почувствовал на себе владелец группы «СОК» Юрий Камчазов, у которого отобрали завод «ИжАвто». Благодаря усилиям представителей генеральной прокуратуры России, банк получил полный пакет акций компании «Дулисьма» и 35 процентов в «Таас — Юрях Нефтедобыча». После личного заявления Германа Грефа, был незаконно арестован руководитель «Энергомаша» Александр Степанов.

Но в России, как ни странно, оставались крупные предприниматели, не согласные с генеральной линией "вождя и партии". Эти финансово независимые люди, которые не боялись выступать против действий правящей верхушки, естественно, представляли для неё опасность. Поэтому, с одобрения Кремля, Греф решил начать «зарабатывать на кризисе» с политически неблагонадёжных бизнесменов. Логика Германа Оскаровича и его «старших друзей» вполне понятна. Под видом борьбы с "нечестным бизнесом" можно и карман набить, и от потенциальных политических конкурентов избавиться. Получив отмашку в высоких властных кабинетах, банкир начал действовать в этом направлении.

Президент компании "МАИР" Виктор Макушин слыл независимым бизнесменом и позволял себе критиковать власть. Он попросту не вписывался в систему взаимоотношений бизнес- власть, выстроенную правящим режимом за последние десять лет. К тому же одно из предприятий «МАИРа» взяло кредит у «Сбербанка» на сумму 2.2 млрд рублей. В любое другое время «МАИР», в считанные недели, мог бы перекредитоваться в отечественных или зарубежных банках. Однако в начале 2009 года финансово устойчивыми были только государственные банки, а коммерческие финансовые структуры находились в довольно затруднительном положении. Поэтому даже такой относительно небольшой для "МАИРа" суммы хватило, чтобы начать рейдерский захват этой компании.

Греф решил бить по «МАИРу», используя Красносулинский металлургический завод, на реконструкцию которого и был взят кредит у «Сбербанка». От Макушина потребовали досрочно погасить кредит, предложив передать в счет погашения кредита активы металлургического завода частной фирме, принадлежавшей менеджерам «Сбербанка», не имеющей никакого отношения к банку. ( см. док. 1)

По всей видимости, Макушин понял, что банк хочет банально развести его и попросту отобрать завод, стоимостью в 800 миллионов долларов. Поэтому на эту криминальную схему он не повёлся. Тем более что сроки возврата траншей кредита наступали только в 2010 и 2011 году, т.е. через один - два года.

Кроме этого бизнесмен сообщил о происходящем правоохранительным органам. Однако, как покажут дальнейшие события, силовые структуры также принимали активное участие в уничтожении промышленной группы, и помогать Макушину не собирались.

Получив отказ главы «МАИРа», Греф понял, что пришла пора подключать к своей операции тяжёлую артиллерию. Валерий Гаевский, губернатор Ставропольского края, «настоятельно рекомендовал» Виктору Макушину безоговорочно выполнять требования банка. Чтобы Макушину лучше думалось, местные налоговики наложили арест на другое предприятие компании «МАИР» - арматурный завод «Арзил». Именно через него финансировалась реконструкция Красносулинского металлургического завода. После таких действий налоговой, «Арзил» остановился и 700 рабочих оказались на улице.

Не имея возможности быстро погасить кредит и для того, чтобы снять аресты налоговой и дать возможность предприятиям быстро работать, менеджеры заводов "МАИРа", подвершихся атаке, подали заявление на банкротство. А президент "МАИРа" вместо того, чтобы отдать свои активы непонятным структурам собрал пресс- конференцию в Ставрополе и начал резать правду- матку о коррупционных предложениях "Сбербанка".

Параллельно Виктор Макушин отправил письма непосредственно Грефу ( см. док. 2) и директору по работе с проблемными активами Светлане Сагайдак ( см. "Выжимка из письма" док. 3, док. 4), в которых предлагал различные варианты реструктуризации кредита. Ответа на них бизнесмен так и не получил.

Тогда Макушин предложил «Сбербанку» погасить кредит в ближайшие месяцы, за счёт денег, которые он договорился получить от покупателей части активов «МАИРа». Кстати, до момента погашения кредита он дополнительно давал в залог практически всё основное оборудование завода, стоимость которого фирма "2К- Аудит" оценила в 10.366 млрд. руб ( см. док. 5 ) В «Сбербанке» поняли, что «клиент» может сорваться с крючка.

«Ответка» Грефа не заставила себя ждать. В СМИ Ставропольского края прокатилась волна публикаций, рассказывающих о том, как акула бизнеса- Виктор Макушин, лишает трудящихся работы. Невооружённым взглядом было видно, что команда уничтожить «МАИР» была дана из Москвы.

В ряде местных газет представители "Сбербанка" обвинили "МАИР" в преднамеренном банкротстве предприятий. При этом интересен тот факт, что представители «Сбербанка» сами, ещё до подачи заявления о банкротстве, предлагали руководству ПГ «МАИР» схемы, в которых шла речь о банкротстве предприятий компании. То есть, весной менеджеры «Сбербанка» спокойно обговаривали возможность банкротства заводов ( см. "док.6, док. 7). Но позже, во время судебных разбирательств и допросов свидетелей, они начнут утверждать, что «ни сном, ни духом» об этом не слышали. Оно и понятно, ведь ключевым обвинением был, как раз, тот факт, что Макушин якобы хотел "втихую" сделать свои предприятия банкротом, тем самым «кинув» банк на деньги.

Финальным аккордом всей операции по ликвидации промышленной группы «МАИР» стала встреча 10 августа 2009 года двух чиновников: премьер- министра Путина и губернатора Гаевского, который заявил о том, что Макушин якобы хочет повторить ситуацию в городе Пикалёво. В России для бизнесменов такие переговоры, в большинстве случаев, заканчиваются довольно печально. Не стал исключением и Виктор Макушин, против которого вечером того же дня возбудили уголовное дело ( см. док. 8). Чуть позже станет ясно, на сколько это дело шито белыми нитками, ведь даже протоколы показаний нескольких сотрудников «Сбербанка» окажутся написанными под копирку. Видимо, сотрудники органов просто поленились предать этим «документам» надлежащий вид, стараясь по- быстрее выполнить указания своего начальства. Хотя не стоит удивляться, ведь Макушиным занималось скандально известное ГСУ столичного ГУ МВД, а там знают, как «правильно работать» с бизнесом. Взять хотя бы следователя Нелли Дмитриеву, которая находится в «списке Магнитского», арестованную за попытку получить взятку у бизнесмена Бориса Юдина. Ну, а теневая связка генерал- майора юстиции Ивана Глухова, его сына Дениса и беглого Максима Коганского — это вообще отдельная история.

Кстати, уголовное дело открывал следователь Пономарёв. Именно он, в своё время, занимался нашумевшим расследованием дела «Арбат- Престиж». Дело этой компании быстро развалилось, правда, только когда и сам «Арбат- престиж» перестал существовать.

Что касается судьи, А.Б. Криворучко, в декабре 2009 года выдавшего ордер на арест главы компании «МАИР», то он также был вовлечён в дело погибшего в СИЗО юриста Hermitage Capital. Именно этот судья продлил срок содержания Магнитского под стражей и не реагировал на его письма с просьбой об оказании медицинской помощи.

Показательным примером «заказной» работы отечественных силовых ведомств являются протоколы допросов свидетелей: кредитного инспектора Северо- Кавказского филиала Сбербанка Ярыгиной Н.А ( протокол допроса от 28 августа см. док. 9 , док. 10) и начальника правового управления ООО «Сбербанк Капитал» Лелюха В.А. ( протокол допроса от 31 августа см. док. 11, док. 12, док. 13 ). Не смотря на то, что показания давались в разное время, разными людьми, многостраничные тексты протоколов допроса этих свидетелей, вплоть до запятых и точек, абсолютно одинаковы. Разница лишь в названии, которое эти сотрудники банка использовали при обозначении ПГ «МАИР». Сразу заметно, как высоко развиты телепатические способности у работников «Сбербанка», которые повторили друг за другом слово в слово несколько страниц машинописного текста.

В этой ситуации Виктору Макушину, ничего не оставалось как срочно покинуть пределы России. Однако власть не собиралась оставлять его в покое, так ей нужной было окончательно заполучить самые лакомые куски от пирога «МАИРа». В этом плане, «Сбербанку» активно продолжали помогать отечественные правоохранительные органы, которые очень чутко прислушивались к пожеланиям руководителя банка. Правоохранители и вымогатели из Сбербанка работали дружно и слаженно. К примеру, чтобы Макушин был отзывчивее на пожелания Сбербанка 9 декабря 2009 года, за час до встречи Виктора Макушина и представителей банка на Кипре ( см. док 14), в московском офисе "МАИРа" был начат обыск ( см. док. 15). Оказывалось давление и на семью, в частности, были арестованы личные счета.

Несмотря на давление, бизнесмен продолжал гнуть свою линию. Видимо, именно поэтому, его объявили в международный розыск, а позже арестовали на Кипре.

Сразу же прибывшие, после ареста Макушина, на Кипр представители Сбербанка, продемонстрировали заключенному бизнесмену доверенности подписанные Хачатурянцем (см. док. 16, док. 17) и Грефом ( см. док. 18, док. 19). Данные документы, давали их предъявителям, Лелюху и Шленскому, широкие полномочия и подтверждали, что эти менеджеры «Сбербанка» действовали от имени и с согласия Германа Грефа. Показав доверенности, сотрудники банка пообещали бизнесмену закрыть уголовное дело и прекратить преследование, если Макушин согласиться отдать банку предприятия «МАИРа». А для пущей убедительности Макушину показали ходатайство Сбербанка ( см. док. 20, док. 21, док. 22, док. 23, док. 24) на имя начальника ГСУ города Москвы генерал- майора Глухова и генерального прокурора Российской федерации Ю.Я. Чайки. В этом документе «Сбербанк» заявляет , что не видит в действиях Виктора Макушина преступного замысла, а основания для продолжения уголовного преследования в отношении главы ПГ «МАИР» отсутствуют.

Кроме этого, к убеждению арестованного бизнесмена, «Сбербанком» был также подключён известный в России адвокат Генрих Падва, который также был доставлен на Кипр. Хотя позже, Падва, видимо, раскаялся в том, что способствовал захвату собственности «МАИРа». Подтверждением тому служит написанное им письмо ( см. док. 25, док. 26, док. 27).

Однако не успели высохнуть чернила на документах о передачи активов Макушина «Сбербанку», как Генеральная прокуратура Российской Федерации потребовала экстрадиции предпринимателя. Вся «фишка» в том, что у него в России ещё оставались 23 % акций Красносулинского металлургического завода и остатки некогда крупнейшей в мире сети ломозаготовительных предприятий. Поэтому Греф хотел сделать Макушина ещё более сговорчивым, но уже в российской тюрьме.

Правда, планы председателя «Сбербанка» и его руководителей из Кремля были нарушены решением кипрского суда, которым он 7 сентября 2011 года отказал в экстрадиции в Россию опального бизнесмена. Как сообщила пресс- служба компании «МАИР»: «Это решение довольно редкий случай в судебной практике республики Кипр. За последние несколько лет избежать экстрадиции на родину удалось лишь «юкосовцу» Владиславу Карташову. Теперь к числу людей отстоявших свою свободу можно отнести и Виктора Макушина».

P.S.

Пока, натравливаемые Грефом, спецслужбы пытались навесить на Макушина всех собак, некогда высокорентабельный металлургический завод в Красном Сулине прекратил работу. Полностью контролируемое с мая 2010 года Сбербанком предприятие простаивает. Новейшее оборудование, стоимостью в сотни миллионов долларов, втихую разворовывается, уволены две тысячи рабочих, а местные бюджеты, естественно, потеряли крупного налогоплательщика.

К сожалению, такова суровая российская реальность. И чиновники, получив указание сверху, делают всё, чтобы угодить своему патрону. Уже давным- давно для бюрократов отечественного разлива, главное - не сохранение рабочих мест, наличие эффективных предприятий и поступлений налогов, а воля высокого руководства. Не правда ли, Герман Оскарович?

Источник: http://free-punch.livejournal.com