Венгерская "оттепель" 56-го. Партийных руководителей огромными гвоздями прибивали к полам, вложив в их руки портреты Ленина

07 декабря 2010

Венгерская "оттепель" 56-го. Партийных руководителей огромными гвоздями прибивали к полам, вложив в их руки портреты Ленина

Месяц назад Будапешт сотрясали массовые волнения. Демонстранты, добивавшиеся отставки премьер-министра Венгрии Ференца Дюрчаня, устроили в столице беспорядки. По странному стечению обстоятельств это случилось накануне пятидесятилетия других печально известных венгерских событий. Ровно полвека назад, 22 октября 1956 года, стихийная студенческая демонстрация в Будапеште переросла в вооруженное восстание с резней политических оппонентов и ввергла государство в хаос.

За что боролись?

…Хрущевскую оттепель ждали не только в СССР. Ждали ее и в Венгрии, хотя тамошний режим, в отличие от нашего, обеспечил гражданам сытую жизнь. Казалось, живи, мадьяр, и радуйся!

Однако большинству венгров не нравилась их модель социализма. Пришедшую к власти Венгерскую коммунистическую партию возглавлял любимый ученик Сталина Матьяш Ракоши, которого вождь народов ласково называл Матвеем. Ракоши механически копировал опыт Советского Союза, в том числе ошибки и перегибы. Как и Сталин, он с самого начала своего правления принялся создавать мощный аппарат государственной безопасности, подотчетный только ему.

Карьеристы в желтых ботинках – именно этот элемент обмундирования стал отличительным признаком служащих в органах госбезопасности – быстро смекнули: чем больше политических процессов и осужденных, тем больше звезд на погонах и денег. По стране прокатилась волна репрессий. Из ни в чем не повинных людей всеми способами выбивали признания в не совершенных ими преступлениях: мужчинам и женщинам шпарили кипятком половые органы, клещами выдирали ногти, били резиновыми дубинками до потери сознания. В результате в годы правления Ракоши в малюсенькой Венгрии было репрессировано свыше 540 тысяч человек – каждый двенадцатый мадьяр.

Пожавшие бурю

Венгры с нетерпением ждали, когда же Москва наконец заменит опостылевшего «Матвея» коммунистом «с человеческим лицом». Таким в глазах многих был Имре Надь. За пару лет своего пребывания на посту премьер-министра он вытащил немало репрессированных из пыточных застенков и тюрем. Однако в 1955 году его сместили с должности и исключили из партии. Лишь заступничество КГБ, агентом которого Надь являлся на протяжении долгих лет, спасло его от последующего физического уничтожения.

Но минул год оттепели, а «Матвей» с кликой продолжал куролесить. Накопившееся недовольство народа вылилось в демонстрации и забастовки. Органы госбезопасности уже с трудом справлялись с ситуацией. Наконец, в июле 1956 года под давлением Москвы Ракоши отстранили от руководства и вывезли в СССР, якобы на лечение.

Однако преемники «Матвея» лишь усилили репрессии. 22 октября 1956 года в Будапеште хоронили студента, повешенного за антиправительственную деятельность. На кладбище похоронную процессию расстреляли сотрудники органов. На следующий день на демонстрацию протеста вышли 10 тысяч студентов. В центре города, у памятника Сталину, начался митинг. С крыш и чердаков близлежащих домов по толпе ударили пулеметы. Оставляя убитых, молодежь разбежалась, но ненадолго. Через несколько часов студенты вновь появились на улицах, уже с оружием в руках. К ним примкнули представители интеллигенции, рабочие. В одном строю с молодняком шли зрелые мужики, сражавшиеся в годы войны против Красной Армии на стороне фашистов. Как ни свирепствовала госбезопасность, они сумели сохранить в тайниках оружие – автоматы, винтовки и фаустпатроны. На своем пути толпа сметала все, громила полицейские участки, партийные комитеты, районные отделы государственной безопасности, захватывая оружие и боеприпасы. Добравшись до памятника Сталину, восставшие разрушили его.

Ближайшие сподвижники Ракоши поспешили покинуть страну. Руководители «второго уровня» в ночь с 23 на 24 октября провели пленум ЦК Венгерской партии трудящихся (так называлась местная компартия с 1948 года). Они избрали недавно восстановленного в партии Имре Надя членом политбюро и назначили премьер-министром.

Однако Надь уже мало что мог сделать. Восстание перекинулось на другие крупные города и расползлось по всей Венгрии. В стране быстро наступил хаос. Прервалось железнодорожное сообщение, прекратили работу аэропорты, закрылись лавки, магазины и банки. Повстанцы рыскали по улицам, отлавливая сотрудников госбезопасности. Их узнавали по знаменитым желтым ботинкам, разрывали на части или вешали за ноги, порой кастрировали. Пойманных партийных руководителей огромными гвоздями прибивали к полам, вложив в их руки портреты Ленина.

Досталось и советским военным. 24 октября к их колонне на одной из будапештских площадей подошла группа школьников. По чьей-то команде детишки вытащили из ранцев бутылки с «коктейлем Молотова» и забросали ими советскую боевую технику. Выскочившие откуда-то мужики принялись добивать спасавшихся от пламени солдат и офицеров. Тогда погибли 20 военнослужащих. Это стало началом конца. Советский Союз получил возможность приступить к подавлению восстания.

Операция «Вихрь»

До того советские руководители не спешили. Им нужно было заручиться «просьбой о помощи» со стороны венгерского правительства. Однако Надь медлил. Мало того, он вступил в переговоры с повстанцами и, к удивлению Хрущева, выполнил их требования.

Правительство Надя заявило о выходе из Варшавского договора, нейтралитете страны и потребовало немедленно вывести советские войска из Будапешта. В ответ в советском Ужгороде было сформировано альтернативное правительство под руководством Яноша Кадара. Это правительство и попросило Советский Союз «навести порядок» в Венгрии.

4 ноября 1956 года началась операция «Вихрь».

В Будапеште, куда были направлены две советские армии, завязались кровопролитные бои. В центре города приходилось брать штурмом каждый дом. Чтобы преодолеть сопротивление восставших, использовались тяжелая артиллерия и танки. В боях за венгерскую столицу Советская Армия потеряла около 700 человек убитыми, свыше 1500 солдат и офицеров получили ранения. Одновременно на улицах города было подобрано и отправлено в морги более 3000 убитых повстанцев. Тысячами раненых, оказавшихся в больницах, «занялись» уцелевшие сотрудники органов. Они давали им снотворное, а затем топорами рубили спящих. Трупы сжигались в крематории или сбрасывались в Дунай.

«Наведя порядок» в Будапеште, советские войска прошлись и по другим городам страны. К 11 ноября все было кончено. 200 тысяч венгров в ужасе бежали в Австрию. Твердившие о поддержке восставших США и союзники по НАТО не оказали никакой помощи. В отличие от СССР, они тогда еще не имели межконтинентальных баллистических ракет, способных доставить ядерные заряды в любую точку земного шара, и поэтому не рискнули ввязываться в вооруженный конфликт.

Пребывавший в СССР Матьяш Ракоши стал готовиться к возвращению домой, но ему сообщили, что в стране новое руководство и в его услугах больше не нуждаются. Позже «Матвея» исключили из Венгерской партии трудящихся. Правда, советское правительство назначило ему персональную пенсию и время от времени экс-диктатора перевозили из одного города в другой. Находясь на жительстве в Горьком (ныне Нижний Новгород), он почувствовал себя плохо. 5 февраля 1971 года персонального пенсионера союзного значения привезли в больницу ЦК КПСС в подмосковной Барвихе, где он и скончался 79 лет от роду.

Иначе сложилась судьба Имре Надя. Его арестовали и вывезли в Румынию, где через 2 года судили. «Предателя рабочего класса» расстреляли 16 июня 1958 года. Писать прошение о помиловании он отказался, заявив, что история и мировое коммунистическое движение рассудят, кто был прав.

Многие считают, что полвека назад Венгрии надо было дать возможность идти своим путем. Но есть и другое мнение: не вмешайся Советский Союз, не подави восстание, не помоги преодолеть хаос – и мадьярское государство попросту бы деградировало.

Прошло полвека, но две полярные точки зрения до сих пор находятся в состоянии войны.

Воспоминания очевидца

В октябре 1956 года Пал Кенериш был начальником разведки артиллерийского полка, дислоцированного в Будапеште. Вот его воспоминания о тех днях:

– 29 октября наш полк оказался блокированным в казармах. У ворот стояла толпа вооруженных мужчин. Они призывали солдат и офицеров присоединиться к вооруженному выступлению против правительства. Пара сержантов, стоявших на КПП, бросили пост и ушли к путчистам. Сорвав с себя погоны и кокарды с красными звездами, они под одобрительные крики растоптали их ногами. После этого толпа попыталась открыть ворота. Я дал очередь из пулемета поверх голов и сказал в рупор, что мне очень бы не хотелось послать следующую очередь в своих – венгров. Собравшиеся отошли от ворот. Между тем командование полка не знало, что делать. Попытки получить разъяснения по поводу ситуации от вышестоящего начальства, включая министерство обороны, результатов не дали – никто не подходил к телефонам.

Мне позвонила жена и сказала, что город погрузился в хаос. У нее на глазах размозжили голову прикладами нашему соседу – офицеру-политработнику.

До 3 ноября мы находились в блокаде, пока не прибыли советские офицеры. Полку дали приказ совместно с советскими частями очистить центр Будапешта от путчистов. Продвигаясь к нему, мы видели трупы сотрудников госбезопасности, сожженные здания, кипы документов, выброшенных из разгромленных учреждений. Затем вступили в бой. Повстанцы держались до последнего патрона. Дом брали лишь после гибели всех его защитников…

Источник: "Собеседник.Ру"