В поезде Сталина "зайцами" ехали уголовники

07 декабря 2010

Стали известны сенсационные подробности поездки вождя на Тегеранскую конференцию в ноябре 1943-го, которая была самой опасной в его жизни

О международной конференции с участием Сталина, Рузвельта и Черчилля (Тегеран, 28 ноября - 1 декабря 1943 г.), где наконец-то было принято решение об открытии второго фронта и где, как писали в то время газеты, «судьба войны была решена бесповоротно», издано множество книг, сняты документальные и художественные фильмы. Как известно, Гитлер тогда приказал уничтожить лидеров «большой тройки» - за ними охотились сотни немецких агентов. Как удалось предотвратить это покушение, рассказывают документы, рассекреченные спустя 64 года...

Президент США предлагал встретиться в Африке

Мало кому известно, что Сталин, Черчилль и Рузвельт обменялись 32 посланиями, прежде чем определили сроки и место встречи. Вот некоторые из телеграмм:

Сталин: «Я предлагаю Иран как наиболее подходящее место для встречи».

Рузвельт: «Я мог бы выехать в Северную Африку».

Сталин: «Я, к сожалению, не могу принять какое-либо из предлагаемых вами взамен Тегерана мест встречи. Наступательные операции требуют повседневного руководства Главной ставки и моей лично связи с командованием».

Черчилль: «Я предпочел бы встретиться на Кипре или Хартуме».

Сталин: «В случае проведения встречи не в Тегеране меня мог бы заменить Молотов».

Черчилль: «Я готов отправиться в Тегеран».

Рузвельт: «Согласен на Тегеран».

В поезде Сталина "зайцами" ехали уголовники

На этом месте стоял Лаврентий Берия. После того как 26 июня 1953 г. Берия арестовали, его из фотографии вырезали. Осталась только тень... 26 ноября 1943 г., Баку. Сталин (выделен кругом) садится в «Дуглас», чтобы лететь в Тегеран

СВР и ГРУ против абвера

Организацией покушения на Сталина, Рузвельта и Черчилля занимались руководитель абвера (военной разведки) Канарис и начальник главного управления имперской безопасности Кальтенбрунер. Выполнять операцию (она называлась «Длинный прыжок») поручили секретному сотруднику Отто Скорцени. В район Кумского озера, в 70 км от Тегерана, немцы сбросили парашютистов-диверсантов.

Гитлеру была известна не только дата начала конференции - 28 ноября. На его стол легли и фотокопии совершенно секретных материалов, в том числе и переписка Сталина, Рузвельта и Черчилля. Документы, которые хранились в сейфе британского посла в Тегеране Хью Нэтбулла-Хьюджессона, переснял и продал немецкой разведке за 20 тысяч фунтов стерлингов камердинер посла Эльяс Базна.

(К апрелю 1944-го, приторговывая другими документами, Базна стал обладателем баснословного состояния в 300 тысяч фунтов стерлингов. Лишь после войны он узнал, что немцы расплачивались с ним... фальшивыми фунтами. Обманутый шпион пытался добиться сатисфакции в судах ФРГ и лично у канцлера Аденауэра, но тщетно...)

Перед советской резидентурой внешней разведки в Иране и сотрудниками ГРУ РККА (военной разведки) была поставлена задача «выявить немецкую агентуру и ее пособников».

Незадолго перед приездом «большой тройки» иранская тайная полиция по требованию советских и английских властей арестовала более 150 агентов и наиболее активных и опасных пособников германских спецслужб. Но множество вражеских лазутчиков так и остались работать в различных торговых фирмах. Немецкой агентурой была засорена и иранская полиция. Над лидерами «большой тройки» нависла смертельная опасность...

В поезде Сталина "зайцами" ехали уголовники

В Тегеране Сталина уже ждали Рузвельт и Черчилль.

У Верховного горели буксы

Вечером 22 ноября 1943 года Иосиф Сталин, Вячеслав Молотов и Клим Ворошилов отбыли спецпоездом из Москвы в Баку. Вместе с ними отправился и нарком внутренних дел СССР Лаврентий Берия, отвечавший с советской стороны за безопасность трехсторонней встречи.

Путешествие не заладилось с самого начала. Вот первое тревожное донесение: «На станции Голутвин (Московско-Рязанской железной дороги) во время кратковременной остановки в темноте на тендер (прицепная часть паровоза для хранения запаса воды и угля) основного поезда, в котором ехал т. Сталин, сели трое неизвестных. Они были задержаны охраной и сданы для проверки в Рязани. После разбирательства выяснилось, что все трое были уголовниками, объявленными в розыск».

Поезд Сталина продвигался с трудом, в пути возникали большие задержки. Как следует из донесений, это происходило «из-за выделения неисправных паровозов, расплавления подшипников, горения буксов, выявления лопнувших рельсов...» Поездная бригада еле-еле укладывалась в график.

Плюс к этому «в пунктах остановок поезда, за исключением Рязани, отсутствовала закрытая телефонная ВЧ-связь с Москвой... - из-за обрыва проводов от гололеда». «В результате 24 и 25 ноября Верховный Главнокомандующий не мог связаться со своей ставкой по телефону из Сталинграда, Армавира и Минвод. Пришлось использовать другие виды связи, в том числе и шифрованную». Берия был взбешен. Он потребовал расследовать причины отсутствия ВЧ-связи и наказать виновных.

С воздуха спецсостав прикрывала шестерка, на отдельных участках восьмерка истребителей.

На станцию Килязи, что в 85 км от Баку, поезд прибыл 26 ноября.

Когда вождь подошел к самолету, мотор чихнул

В поезде Сталина "зайцами" ехали уголовники

Сталин и его свита сразу же проследовали на аэродром, где их уже ждали шесть американских самолетов «Дуглас» С-47. О том, как вождь летел из Баку в Тегеран (это был его первый в жизни полет на самолете), донесений не сохранилось. Но в архиве есть запись воспоминаний сотрудника Госбезопасности Александра Яшина:

- Как в Тегеран, так и обратно вся делегация летела в одном самолете, что, на мой взгляд, было очень опасно: я бы разделил делегацию на два самолета. За штурвалом первого самолета был командующий авиацией дальнего действия маршал Александр Голованов, а второго - личный пилот Сталина полковник Валентин Грачев. Когда руководители СССР подходили к первому самолету, у него чихнул мотор. А это, как известно, плохая примета. Сталин развернулся, и все пошли во второй самолет - к Грачеву.

Полет продолжался 50 минут. Около полудня 26 ноября «Дуглас» со Сталиным на борту благополучно приземлился в Тегеране.

Его охраняли 500 человек...

В поезде Сталина "зайцами" ехали уголовники

В Иран прибыли 300 советских сотрудников госохраны, в том числе личная охрана вождя, обслуживающий персонал (повара, официанты), водители.

Сталинские шоферы добирались до Тегерана своим ходом. О том, как это было, рассказывается в книге «Главный гараж России». (Она недавно вышла в Москве и посвящена 100-летию Гаража особого назначения.) Еще 18 ноября, совершив 300-километровый марш, в Тегеран прибыли 10 автомобилей ГОНа. Для Сталина и его личной охраны предназначались специальный бронированный «Паккард», «Линкольн», «ЗИС-101» и «Кадиллак».

На территории посольства СССР в Тегеране, где жили Сталин и Рузвельт и которая представляла собой неприступную крепость (Черчилль расположился рядом, в посольстве Великобритании), несли службу 200 красноармейцев-автоматчиков. Судя по документам, Сталина в Тегеране охраняли в общей сложности более 500 человек.

Изменили даже схему доставки питьевой воды в посольство: на время работы конференции ее возили с горных источников автоцистернами. Никто не знал, куда на следующий день пойдет колонна.

Семикилометровую трассу от аэродрома до посольства, по которой следовал кортеж Сталина (маршрут проходил через центр Тегерана), охранял полк НКВД, сотрудники охраны в штатском. В окрестных переулках были размещены резервные войсковые группы автоматчиков на крытых грузовиках.

И еще неизвестный факт: когда Верховный Главнокомандующий 30 ноября на своем бронированном лимузине переезжал в английскую резиденцию (на день рождения Черчилля), улицу между двумя посольствами занавесили брезентовыми полотнищами безопасности.

За время пребывания в Тегеране вождь только однажды выезжал за пределы зоны безопасности. 1 декабря Сталин пошел на значительный риск, когда вместе с Молотовым поехал к шаху Ирана Мухаммаду Реза Пехлеви в его резиденцию.

«Место и время беседы были известны агентуре противника, - читаем в отчете службы безопасности Сталина. - Советская сторона разработала специальную операцию. За полчаса до прибытия т. Сталина улицы, прилегающие к дворцу шаха, были блокированы батальоном советских солдат на «Студебеккерах». В резиденцию вошла вооруженная советская охрана.

В строго назначенный час т. Сталин и т. Молотов вошли в кабинет шаха».

Технической проверкой аппаратуры, которую в эти дни использовали фотокоры и кинооператоры, снимавшие Сталина и его коллег, руководил лично начальник охраны вождя Николай Власик. У него был свой фотоаппарат, и он сам неплохо снимал. Кстати, именно Власик - автор фотографий, которые мы сегодня публикуем.

...а от гриппа не уберегли

...2 декабря Верховный Главнокомандующий на том же самолете добрался до Баку, а потом поездом отправился в Москву.

«По дороге т. Сталин сделал полуторачасовую остановку в Сталинграде... Поезд остановился прямо среди развалин... т. Сталин спустился в подвал, где еще недавно находился штаб плененного фельдмаршала Паулюса, т. Сталин остановился также у руин Сталинградского музея обороны». Очевидцы вспоминают, что, осматривая три горы касок немецких солдат, вождь глубоко вздохнул: «А в касках-то были головы немецких парней».

Сопровождавшие Сталина заметили, что, когда он возвращался из Ирана, вид у него был нездоровый. В поезде у вождя поднялась высокая температура - началась тяжелая форма гриппа. В Москву Сталин вернулся совсем больным, но об этом официально не сообщалось. Потребовалось 10 дней, прежде чем Верховный Главнокомандующий пошел на поправку.

Из секретных донесений

- «Возросло количество немцев, работающих в порту, на строительстве мостов, дорог...»

- «Немцы открыли в Иране целый ряд новых транспортно-экспедиторских контор... В Тегеране работают немецкие разведчики - Вольф и Рутенберг...»

- «Ортель, Вилли Шнель, Мюллер и доктор Штуцнакер обрабатывают иранских высших сановников, вербуют их для работы в пользу немцев...»

- «Много немцев в германских фирмах «Атлас», «Мерседес-Бенц»...»

- «Бывший германский консул в Тавризе, он же резидент абвера Шульце-Хольтус, отрастив бороду, покрасив ее хной и обрядившись в одежду муллы, рыщет по стране, вербуя агентов в среде местных реакционеров...»

- «Резидент германской политической разведки Майер скрывается на армянском кладбище в Тегеране, преобразившись в иранского батрака и работая могильщиком...»

Ворошилов уронил меч Георга VI

1 декабря Черчилль вручил Сталину большой меч - от короля Великобритании Георга VI защитникам Сталинграда. Вождь, вынув меч из ножен, поцеловал его, показал Рузвельту, после чего передал Ворошилову. Тот взял подарок и... неожиданно выронил его из рук. Меч с грохотом упал на пол. Об этом эпизоде тоже не принято было распространяться. Возможно, потому, что конфуз Ворошилова как бы символизировал драматические коллизии Тегеранской конференции. Важнейший вопрос, ради которого, собственно, она и собиралась - открытие второго фронта, - решался, мягко говоря, со скрипом.

Речь - об операции «Оверлорд», предполагавшей высадку англо-американского десанта на севере Франции. Сталин, как мог, подталкивал союзников к тому, чтобы они назвали точные сроки «Оверлорда». И даже вспылил, когда упрямый Черчилль дал понять, что «операция вообще может не состояться». Сталин резко поднялся с места и многозначительно сказал: «Мы ограничены сроком пребывания в Тегеране». 30 ноября союзники все же дали обещание: провести «Оверлорд» в мае 1944-го. Но началась операция только 6 июня...

Источник: "Комсомольская правда"